UNDERDOG

Объявление

ванкувер ○ март 2026 ○ сверхспособности

СЮЖЕТFAQCПИСОК СПОСОБНОСТЕЙЗАНЯТЫЕ ВНЕШНОСТИ
ИМЕНА И ФАМИЛИИПРОФЕССИИНУЖНЫЕШАБЛОН АНКЕТЫ
АКЦИЯ 1АКЦИЯ 2

эпизоды ○ nc-17

ОБЪЯВЛЕНИЯ АДМИНИСТРАЦИИ
Seymour HagenNickolas Greymark
Helen WilkersonCasey Houston

Всем любителям побегов из «Прометея» читать ПОСЛЕДНИЙ ПУНКТ
В F.A.Q. был добавлен пункт о ТЕХ.ПРОГРЕССЕ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » UNDERDOG » БУДУЩЕЕ / ПРОШЛОЕ » А в обители зла макароны на ужин


А в обители зла макароны на ужин

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

А В ОБИТЕЛИ ЗЛА МАКАРОНЫ НА УЖИН
--
Кай и Кэй Хьюстон, Максвелл Рид ○ февраль 2016 ○ сверхсекретная база Прометея, столовка
• • •
Отдельные элементы свежесобранного спецотряда ужинают после напряженной тренировки, а заодно и знакомятся поближе.

Отредактировано Kyle Houston (2016-03-06 22:06:23)

+2

2

Он ведет ладонь от её лопаток, скрытых влажной после тренировки футболкой, к шее, под линию светлых волос, сжимает пальцы, легонько, одновременно касаясь её разума своим.
"Как тебе?.. " - вместе с вопросом он отправляет сестре воспоминание: плац Форта Беннинг, раскаленный асфальт и потрясающее ощущение новой главы в жизни.
Тогда они были слишком наивны и неопытны. Слабы. Теперь у них все получится. Эту уверенность, вместе с - о господи, да, вот ты, теплый дождь в цветущем саду, иди сюда, хорошее воспоминание,  - он тоже вкладывает в её мысли.
Настроение хорошее. Им он делится щедро.
Они закончили тренировку, они идут в столовую, потом душ, полчаса личного времени, отбой. Завтра повторить.

Еще перед входом в столовую на него обрушивается гул возбужденных и взбудораженных тренировкой голосов. Кай ловит резкий запах пота, слышит смачный удар по зубам, чует гарь паленой шерсти, боль в потянутых связках, "мне надо было среагировать чуть-чуть раньше, тогда я успел бы увернуться, черт, ну как она меня достала, ума не приложу...", "сколько калорий в этих макаронах? Или лучше оставить шоколад на утро?.. Я и так утром съела лишний банан, нет, никакого шоколада ни сегодня, ни завтра...".
В столовой находится не более десяти курсантов.
В столовой, на самом деле, висит мертвая тишина. Только пластиковые ложки скребут о пластиковые миски, но этого звука он как раз и не слышит за чужими мыслями.
После нескольких часов тишины в голове, Кай готов был простить людям их дурацкие мысли.

...уткнулся взглядом в свою миску. Ковыряет ложкой макароны с сыром, не ест даже, взгляд пустой какой-то, серый, уставший, будто не хочет смотреть на это все, а должен, и так достало, ну идите вы уже, нахуй, пожалуйста, а.
Кай придумывает все это, потому что мыслей - его мыслей - не слышит. И по мере приближения к "Шестерке" Рокады, гаснут и остальные голоса, образы, мысли.
Ему хорошо. Так хорошо, как давно не было.
Широкий рот делает Рида похожим на мультяшного лягушонка. Кайл смотрит на его рот, Кайлу нравится. На самом деле ему нравится всё, потому что этот человек делает тихо.
Кайлу хочется приковать его к себе наручниками. Хочется выдернуть из-за стола, встряхнуть, прижать, впитать в себя, поместить под кожу. До дрожи в руках.
Он отнимает пальцы от сестры, разрывая тактильный контакт.
Они берут пластиковые подносы, одновременно опускают их на ленту раздачи, одновременно тянутся за тарелками с ужином, и одновременно же ставят подносы на стол напротив Максвелла.
- Ты неплох, - говорит Кайл. Он редко хвалит людей. Практически никогда, если честно, - и мы не встречали раньше таких, как ты. Да? - это обращено уже к Кэй. Крайний год они работали вместе, и связь, при которой его голос звучал неполно без её голоса, восстановилась поразительно быстро, - Док сказала, ты здесь добровольно. Это так? - он снова смотрит на Рида, жадно, вчитываясь в мимические морщины, выражение глаз, будто мог без чтения мыслей, вслепую понять - о чем думает? Что чувствует? О чем он вообще, этот Максвелл Рид?..

+3

3

Кэйси нравилась ее новая жизнь, эти  ощущения, непривычное окружение, люди, которых можно было для себя открывать. Чужие секреты, новая работа, большие возможности. Здесь ее никто не знал, а значит, можно было свободно вести свою игру и возможно, стать другим человеком для окружающих. Когда тебя никто не знает, соблазн играть чужую роль очень велик.
Но больше всего душу Кэй грело то, что брат теперь сова рядом с ней, всегда на расстоянии вытянутой руки и одного взгляда, который обычно может понять только Кайл. Она ценила время проведенное вместе, потому что, оказалось, взрослым не так легко жить на одном континенте, не говоря уже о городе.
Двойняшки Хьюстон всегда выделялись из толпы, но оказываясь вместе, делались очень странными. И дело даже не в том, чем обычно отличаются близнецы или двойня - договаривать фразы друг за другом и одинаково одеваться может любой дурак. Заприте двух незнакомцев в одном доме на пару лет, и они будут даже думать одинаково. Кай и Кэй просто существовали на одной волне, и довольно часто это связь выходила за грани нормального. Нет, речь не о кровосмешении и унылых извращениях, тут все было глубже и запутаннее.
Иногда Кэйси благодарила Прометей за то, что он подарил им способности, но тут же отталкивала от себя эту мысль, не хотела признаваться даже себе в том, что ей нравится то, что сейчас происходит с миром. Точнее, ей нравится ее обновленное положение в нем.
Она никогда не забудет о смерти сестры и о боли, которую принесла эта трагедия в их семью. Но после этого все стало куда как интереснее, и смерть Амелии снова свела ее с Кайлом, так близко они не были с самого детства, с тех пор как закончили школу. Потому что реальность и взрослая жизнь делали все, чтобы растащить их в разные стороны, перед этим как следует столкнув на боксерском ринге.
Кэйси ненадолго замирает, когда чувствует, как Кай медленно прокладывает дорожку к ее шее, каждый раз она с удовольствием погружалась в воспоминания, которыми с ней делился брат.
Она помнила каждое из них, но все-таки они выглядели иначе, как будто откуда-то со стороны. И Кэйси любила эти мгновения, потому что насколько бы близки они не были раньше, сейчас она, наконец, смогла оказаться у него в голове, и больше не было никаких преград.
Кэс и не заметила как они дошли до столовой, но почувствовал это, а потом взглянула на брата, он поморщился, нахмурился, как всегда когда в его голову бурлящим потоком вламывались чужие мысли. Она очень сильно хочет ему помочь, но бессильна. Привычным жестом берет его за руку и сжимает ее, пытаясь хоть чуть-чуть отвлечь, только это уже и не требуется.
Она замечает, что Кай отвлекся на что-то, пытается понять что случилось, находит, и теперь буравит взглядом парня, сидящего за столом Рокады, вот только в ее взгляде что-то странное, а Кайл смотрит на Макса как кот на мышку, разве что не облизывается.
Кэйси ничего не говорит, их идиллия крепка, но всегда найдется кто-то или что-то, что станет ставить палки в колеса. " Еще не время, не повод волноваться" - думает она и прикусывает язык.
- Не встречали - говорит девушка, размышляя, как следует себя вести. Кайл явно заинтересовался, но и у нее есть парочка вопросов. Дав брату выговорится, Кэй выходит на сцену со своим номером.
- Кто-нибудь может пробиться через твою защиту? Если вдруг, я захочу узнать что-то, ты мне позволишь? - она протягивает руку к Риду, почти дотрагивается до костяшек, но отдергивает ладонь и хватает ложку, вспоминая о том, что они пришли сюда не для того, чтобы найти развлечение на ночь.
- Здесь дерьмово кормят - сообщает она брату.

+2

4

Максвелл мыслями явно где-то не здесь, скребет ложкой по тарелке, перемешивая массу, которая здесь называется едой. Если бы кто-то смог прочитать его мысли, то увидел бы не слова, а образы, упорство, стремление, усталость. Шутка ли, будучи еще совсем маленьким он часто боялся того, что кто-то сможет залезть в его голову и узнать то, о чем он думает. Максвелл рос, начал понимать, что людей, читающих мысли, не существует, а остальные попросту обычные шарлатаны. Максвелл вырос, и такие люди появились, правда, они все еще не могут залезть ему в голову. Пока он не позволит, но это уже другой вопрос.
Максвелл тренировал себя и свою способность, каждый раз выкладываясь не на сто, а на все двести, выжимая себя до нитки. Быть не вторым, а первым, быть первее первого. Быть быстрее, выносливее, сильнее, потому что только так можно стать кем-то.
Прометей задал ему новую планку, и Макс стремился к ней. Конечно, поначалу это было жутко тяжело, но он адаптировался, развивался, становился сильнее. А потом планку подняли еще выше.
Рокада стала для него настоящим шансом показать себя, доказать всему окружающему миру, что он чего-то, да стоит. В первую очередь - доказать себе. Вот он и доказывал, до сведенных от усталости мышц, до гудящей головы и до желания залезть в угол и полежать там недолго. Но нет, никаких мыслей о том, чтобы снизить планку, он и так, пусть и немного, но отставал от них в физическом плане, а член отряда, за которым надо следить, чтобы его случайно по голове не стукнули - балласт.
С тренировки Макса ведет автопилот, он кивает на ничего не значащие фразы, даже умудряется отвечать тем, кто решил перекинуться с ним парой слов. Ничего сложного, на самом деле, главное ненароком не согласиться на какую-нибудь авантюру, типа ночной вылазки на кухню. Максвелл всегда был за, но нет, не сегодня, когда ему хочется лечь мордой в подушку и полежать так хотя бы денек. Вместо этого он рисует ложкой и макаронами шедевры современного искусства и смотрит в пустоту, не замечая пары взглядов, направленных на него.
Стук пластиковых подносов приводит его в себя, Рид вскидывает осмысленный взгляд, осматривая парочку, севшую напротив. Кайл и Кейси, Кай и Кэй, второй и третий. Они были странные, Макс, перевидавший десятки таких людей, сказал бы - очаровательно странные. Было в них что-то такое, то, как они общаются друг с другом, как взаимодействуют между собой. Как взаимодействуют с другими.
Рид явно заслужил симпатию Кайла, уж слишком легко читалось облегчение на чужом лице. Именно в такие моменты Макс думал, что блокирование ничем не хуже более разрушительных способностей, о которых он поначалу мечтал. С Кейси все гораздо сложнее, но у них явно будет время узнать друг друга получше.
Макс, пусть слабо, но вполне искренне улыбается на комплимент. Ему это важно, по крайней мере, сейчас, когда он все силы вкладывает в свое развитие. Такие слова говорят о том, что он не зря выкладывается на полную, отдавая всего себя этому делу.
- И вы были хороши, я никогда не видел, чтобы хоть кто-нибудь так слаженно работал вместе, - Макс отодвигает от себя нетронутую тарелку, думая о том, что вечером живот припомнит ему такую вольность, и переводит взгляд на Кайла, - Таких, как я - это каких? Таких же обаятельных? - он подпирает кулаком подбородок, переводя изучающий взгляд с парня на девушку, и обратно. Кивает на вопрос Кайла, выстукивая легкий, ненавязчивый ритм по столу:
- Да, я здесь добровольно. Фанат политики компании. Вы ведь тоже?
Он тянет рот в тонкой улыбке и переводит взгляд на Кейси, внимательно наблюдая за её действиями. Когда она тянет руку, Макс лишь каким-то титаническим усилием удерживает ладонь на своем месте и не тянет ее назад. Странное чувство, как будто она и правда может вскрыть его черепушку и переполошить все стыдные тайны, типа проигранных споров, когда Максу приходилось вставать на каблуки и криво дефилировать под хохот своих сокурсников.
- Еще никто не пробивался, но кто знает, - Рид пожимает плечами и заинтересованно подается вперед, оживая на глазах. Узнать друг друга получше - почему нет, они же в будущем будут работать вместе, должны будут стать единым механизмом, и, может, Рид когда-нибудь тоже сможет добиться той синхронности, которая присутствовала у этих двоих, - Конечно позволю. Ты задаешь мне вопрос, я отвечаю, а потом задаю вопрос тебе, пойдет? - и усмехается на ее комментарий о еде, кидая взгляд на отставленную в сторону тарелку. Да, в этом она была права, кормили здесь и правда не очень.

+2

5

Последнее, что он ощущает, прежде чем мир погружается в благословенную тишину,  это беспокойство Кэй. Смутное, с оттенком еще не проклюнувшейся обиды и ревности, он знает это чувство - сам испытывал подобное, когда взгляд сестры задерживался на ком-либо дольше обычного и выражал нечто большее, чем исследовательский интерес.
Раньше, до того как они научились копаться в головах друг друга, они спали рядом. Как в раннем детстве или материнской утробе, переплетясь в один ком из рук, ног и спутанного дыхания. Это однажды увидела подружка Кэй, говорила, что в жизни не видела ничего более красивого и пугающего одновременно, словно не два человека спали, а двухголовый хтонический монстр. Каю хотелось убить эту подружку, она влезла туда, куда не должна была, грязными ногами, фу, блять, дрянь какая, но Кэй тогда была увлечена и, кажется, не придала этому святотатству особого значения, так что он тогда сдержал себя. Теперь - теперь у него намного больше возможностей, чтобы убедить сестру в том, что никто и никогда не сможет заменить её.
А ей, кажется, тоже хочется влезть в голову Шестерки. Кай разделяет её желание. Смотрит, как она тянет руку, отдергивая в последний момент, смотрит, как Максвелл оживает буквально на глазах.
Конечно, Рид не видел, чтобы кто-то так же слаженно работал вместе, мало кто видел, и мало кто - во второй раз. Обмен комплиментами проходит успешно, а потом Шестерка изящно напрашивается на второй.
Кай смеется, отлавливая в собственном смехе низкие хрипловатые нотки - и Кэй тоже явно замечает, слаженность, она во всем.
- Да, - улыбка прячется в угол рта, но глаза продолжают смеяться, - Наглых и обаятельных, с редким даром и достаточным количеством мозгов, чтобы находиться здесь, а не в другом месте. Мы тоже, да. Наглые, обаятельные и фанаты политики компании, - он улыбается криво и насмешливо.
Кэй спрашивает, можно ли влезть в голову, и ответ Макса ему нравится - действительно, отличный вариант влезть к кому-то в голову. В первых заход, так сказать. Попробовать. И он бы в это тоже поиграл, вот прямо сейчас, почему бы и нет?
- Говорила, - соглашается Кай, улыбаясь Кэйси и отправляя в рот полную вилку макарон, - А я говорил, как нас кормили в Сьерра Леоне? Месяц на галетах и рыбных консервах. Су-ука, этот тунец был даже в кофе. Масляные пятна воняющие рыбой. И гнилые бананы. Так что... Отлично здесь кормят, - в подтверждение своих слов, Кайл подгребает тарелку к себе поближе, явно намереваясь съесть все, но, вопреки жесту, не торопится - тут пока кое-что поинтереснее, - Я участвую, расклад на троих, Макс, вопрос тебе - ты один?
Двойка, когда хочет, тот еще обаятельный засранец.

+3

6

Кэйси никогда не была молчуньей, наедине с братом ее было не заткнуть, но когда кто-то чужой, не из их мира,  был рядом, она предпочитала наблюдать и прислушиваться. Особенно в последнее время, ведь Кайлу не стоило никаких усилий оказаться в чьей-то голове, узнавать секреты, а ей для этого нужно было повалить на пол на несколько минут, усесться сверху и как следует покопаться в воспоминаниях, в той свалке, которая есть в голове у каждого. До того, как Хьстон получила свою способность, никогда и не думала, что разум человека и память настолько сложно устроены, ей понадобилось несколько месяцев и тяжелые тренировки, ее преследовала постоянная головная боль, кровотечения и обмороки. Чтобы научиться ориентироваться в воспоминаниях, не теряться в них, понадобилось очень много сил.
Она помнила, как спорила с братом, каждый раз чувствовала его сильные руки, когда практически не видела ничего вокруг и не понимала, теряясь в пространстве, путая собственные прожитые моменты с чужими.
Кэй до сих пор ловит себя на мысли, что боится перепутать свою жизнь и чью-то другую.
Она какое-то время копается ложкой в неаппетитной массе, которая выложена перед ней на тарелке, потом отвлекается на шум откуда-то сбоку. С самого детства она была чрезмерно любопытна  совала свой нос куда не следует, а еще никогда не могла удержаться от приключений и поисков лучшей, более интересной жизни.
- Еще как кивнула она. Я, видимо, пропускаю очередь, потому что задала целых два вопроса. А ты развлекайся - сказала девушка, делая акцент на последнее слово. Кэйси никогда не напрягалась, когда ее просили рассказать что-то о себе или пытались вытянуть на серьезный разговор. Ей нечего скрывать. Ну, почти нечего.
А уж с проявлением способности и вовсе никаких сложностей, можно наплести с три короба, признаться в убийстве Кеннеди или в том, что помогла инопланетянам высадить на планету, а потом просто стереть все это. Секунда и воспоминания утеряны. Вот только она, кажется, забыла, что здесь у нее нет привычной власти.
Через стол от них, какая-то рыжая дамочка устраивает представление. Нет, она не пытается распилить соседку напополам на радость зрителям,  бездарное занятие в наше время. Потому что каждый мутант может стать великим фокусником, если захочет.
Кэйси отвлеклась от разговора и развернулась в пол-оборота, наблюдая за тем, как эта женщина меняет собственную внешность, становясь то уродливым мордоворотом, то девушкой, которая могла бы красоваться на обложке какого-нибудь журнала. Но Кэй привлекла даже не ее сила, а то как это происходило, довольно странное зрелище, смотреть как одно лицо перетекает и становится другим. Психодел в чистом виде.
Но как это часто бывало с Кэй, ей довольно быстро надоело наблюдать за этим праздником жизни, она вернулась к разговору за столом.
Девушка с ухмылкой выслушала возмущенную тираду брата, ведь многое из этого он показывал ей в мыслях, или позволял копаться в голове. Кэй подняла руку и успокаивающим жестом погладила Кая тыльной стороной ладони по щеке, она всегда понимала его, даже если никогда не испытывала на себе то, о чем он говорил.
А потом, подумав, вернулась к своей тарелке и засунула в себя целую ложку того, что здесь именовали "едой".
Именно в этот момент Кай задал тот самый сакраментальный вопрос, Кэйси не сдержавшись хмыкнула, но набитый рот помешал ей, поэтому она издала какой-то невообразимый звук.
Брат как всегда был на высоте, без комплексов, без попыток играть в недотрогу. Но теперь она знала наверняка, что Кайл заинтересовался ходячей блокировкой от спама, которая сидела напротив них.
"Может сразу спросишь не трахнется ли он с тобой" - мысленно закатывая глаза, подумала она.
Хорошо, что Кай не слышал ее мыслей.

+2

7

Возмущенную историю Кайла про тунец Макс слушает, сдерживая улыбку. Думает - вставить ли комментарий о том, что он любит его, вкусная ведь рыба, чего бы ее не любить? Хотя, если тебя месяц кормят одним и тем же, все, что угодно встанет поперек горла.
Макс думает, что лазаньей он мог бы питаться вечно.
Ритм стука ускоряется, он думает о том, какой вопрос он хотел бы задать Кейси. Даже два, раз она расщедрилась и даже добавила сакраментальное - развлекайся. Ну нет, время для развлечений наступит чуть позже, Макс не хотел пугать ее своим напором.
Вот только Кейси выглядит совсем не как та, кто может испугаться чего-то подобного. Но все же.
Вопросов в нем - тысяча и один, но для каждого из них будет свое время, а пока можно было бы начать с чего-нибудь попроще.
Макс отвлекается на преображающуюся девушку и только вскидывает брови, наблюдая за ее метаморфозами. Как по нему - отвратительное зрелище, хотя очень интересная способность. Интересно, больно ли ей перевоплощаться? Хотя, нет, не интересно.
Максвелл переводит взгляд на Кайла, и его рвение к этой странной еде - ладно, у каждого свои вкусы, - и даже хочет предложить свою порцию, но не успевает и рта открыть - Кейси гладит его по щеке и от проявления таких чувств ему немного неловко, как будто он увидел то, чего не должны видеть обычные люди. Может, так оно и было, двойняшки всегда были на своей волне, независимые от этого мира.
Макс не успевает опомниться - ему в лоб прилетает вопрос. Кейси явно смеется, иначе как обозвать этот то ли хмыг, то ли шмыг, сам Макс в ступоре, он ожидал не такого вопроса, но как он сам раньше думал - он располагал к себе Кайла?
Ага, располагал - не то слово.
Макс улыбается, зеркаля недавнюю улыбку Кая, насмешливую и совсем слегка кривую.
- Нет, - говорит он, выдерживая паузу, - Мы же вроде команда, так? Теперь я с вами.
Стареешь, Макс, где твоя хорошая мина при плохой игре?
- Моя очередь, Кайл. Ты когда-нибудь, до всего этого, хотел узнать о том, какие мысли у людей в головах? - на самом деле, Максвелл не договаривает, прикусывает кончик языка, чтобы не продолжить. Он хочет уточнить, добавить всего три слова - а сейчас хочешь?
Правда, после его вопроса Макс был уверен - хочет. Все-таки невозможность покопаться в чужой голове, когда ты только этим и занимаешься, немного обескураживает, ведь так, Кай?
- Кейси, твой первый раз. Что тебя заставило использовать свою способность? Мне кажется, это должна быть очень интересная история. И второй, раз такое дело - на что бы ты поменяла свою способность, если бы могла?
Всего каких-то пару месяцев назад Макс бы сам себе ответил - поменял бы на что-то более разрушительное, внушительное. Правда, без нее он бы валялся кучкой пепла в сожженном подвале на окраине города, и никто бы не знал, что был на свете такой Максвелл Рид. Макс переводит взгляд на Кая. Нет, он бы ни на что ее не променял, не дело это - реализовываться детским опасениям, когда он стал взрослым мужиком. "Моя голова - не публичное место, вход строго по приглашениям", - Макс улыбается в кулак. Это был бы отличный слоган.

Отредактировано Maxwell Reed (2016-03-11 22:59:52)

+2

8

Окружающей обстановкой Кайл наслаждался искренне и от души. Ему вообще было комфортно в казарменной обстановке, а именно на казарму и была похожа база подготовки особо одаренных сотрудников "Прометея": жизнь по расписанию, скверная кормежка, мало свободного времени и понятно что делать. На фокусы со сменой внешности он не обратил внимания. Способности - это внешние обстоятельства, суть же для Кайла оставалась неизменной вот уже десять лет - он был солдатом и делал единственное, что умел по-настоящему хорошо: воевал. И здесь тоже был свой фронт, и свой тыл, и какая разница, кто гоняет понты за обедом - девица со сменой лиц, или пацан жонглирует гранатами?
Больше внимания он обратил на фразу Кэй "развлекайся", произнесенную с легким нажимом. Казалось отчего-то, что адресовано оно и ему в том числе. Впрочем, судя по привычно-ласковому жесту - Кай так же привычно тянется щекой за её ладонью - она не злится. И ему не нужно копаться в её голове, чтобы ощущать настроение двойняшки - устала физически после тренировки, но уже "отпустила" тонус, расслаблена, наблюдает, будто из-под полуопущенных ресниц, но взгляд цепкий, снайперский, при непосредственной угрозе - физической или не совсем - мобилизуется мгновенно. Пока - так. "Развлекайся". Да. Фырканье, сопровождающее его вопрос Максу Кайл не воспринимает близко к сердцу: осуждения здесь нет и быть не может. Казалось, даже если вдруг один придет к другому и признается в любви к свежим младенческим потрохам, то осуждения не будет. Детская печеночка? Ну хорошо, печеночка, ты главное следы заметай хорошо.
Макс отвечает, зеркально отображая его улыбку и Кайл улыбается еще шире.
- Вот молодец, - смеется, слегка подбивая локтем Кэйси, мол, ты гляди, that's my boy!- Все правильно, теперь ты с нами, - подмигивает Шестерке, салютуя стаканом с соком.
"Быстро соображает, а?" - оформленная мысль, предназначенная сестре, потонула в эфире, ах да, точно, блокировка же, отвлекшись на которую он едва не пропустил встречный вопрос Макса.
Вообще-то Кай никогда не хотел узнать, что у людей в головах. Он и так знал достаточно - там мозги, прострелив которые, ты избавишь себя минимум от одной проблемы, с Кэй у них выделенная линия скоростного соединения была и без всего этого, а кроме неё его мало кто беспокоил. Секунды три мужчина тратит на то, чтобы решить, говорить правду или нет.
Да и к чёрту.
- Нет, - он фактически ложится грудью на стол, подаваясь вперед, всё ещё улыбается, не разрывает визуального контакта с Ридом и разглядывает его исподволь, удерживая паузу между коротким ответом и уточнением.
Макс не красив. Но есть в нем что-то, что делает его чертовски привлекательным. Кайл пока не понимает, что именно, и надеется выяснить. Разобраться.
- Нет, - повторяет он, потирая бороду, - Мне всегда было плевать, что люди думают и что у них в головах. Сейчас я понимаю, что не ошибался, и в башках у большинства людей в голове сплошной мусор. Но ты... - закусывает щеку изнутри, не позволяя улыбке снова выползти на лицо, - В твоей голове я бы побывал, - фраза звучит не слишком однозначно, и разбираться с тем, как её воспринимать, Кайл оставляет Риду, а сам откидывается назад, предоставляя время для следующего тура "вопрос-ответ", а еще, кстати, макароны стынут.

+2

9

- Мой первый раз? В этот момент она думает совсем не об использовании способности, а о том, как в первый раз, а может быть и в последний, пыталась спрятаться от брата и сбежать, чтобы встретиться с парнем, который ей нравился. Да, они с Кайлом делились всем, но тогда она была еще девочкой-подростком, который в этом вопросе до сих пор полагалась на мать - женщину, привычных взглядов, которая, периодически, всерьез беспокоилась о своих детях и тому, что происходит между ними. Быть может, поэтому она так давила на свою дочь и не спускала с нее глаз. Потому что у нее было бы куда больше проблем, чем у Кайла.
Уже второй раз за этот короткий разговор Кэй, хотела сказать спасибо Максу и его способности, иногда очень приятно, когда в твоей голове ты лишь наедине с собой, к этому девушка не привыкла, но ненадолго ей это даже нравилось. Лучше брату не вспоминать подробности той истории.
- Ошибаешься - она чуть было не добавила, "сладкий", но передумала. В таком стиле Кэй обычно общалась с сослуживцами в полиции или приятелями из Прометея, было в этом обращение что-то приятно оскорбительное, с налетом легкой заносчивости, - история недостойная даже жуткого бульварного романчика. Тогда я побывала в своем первом обмороке, и повстречалась головой с полом благодаря своей способности.
Ее передернуло.
- До сих пор иногда снятся воспоминая парня с которым тогда была в спарринге, он знает толк в извращениях - она устало усмехнулась и провела рукой по волосам.
Когда проявилась ее сила, Кэйси уже по своей воле сдалась Прометею, тогда это звучало как добровольная служба, она еще была человеком, без каких-либо отклонений. Все изменилось довольно скоро. Очередная тренировка, потный парень напротив, и Кэй уже пару раз оказывалась на лопатках, поваленная на маты. В тот момент, когда она впервые смогла оказаться в чье-то голове и практически дотронуться до чужих воспоминаний, противник схватил ее за шею и немного придушил. Тогда ей показалось, что это длилось бесконечно долго, она не видела ничего впереди себя, перед глазами мелькали незнакомые картинки, путаясь и переплетаясь, а собственное тело не слушалось ее. Она даже не могла сопротивляться, все закончилось, когда парень расцепил контакт и Кэйси выкинуло из его воспоминаний, она хватала воздух как рыба, которую выбросили на сушу, перед глазами все плыло и она все-таки потеряла сознание в тот раз.
Хьюстон вдруг серьезно и сосредоточено посмотрела на Макса, до этого она несколько раз мазнула по нему взглядом и предпочитала сосредоточиться на чем-то другом, может из-за усталости или того, что уступала брату вести эту игру.
- Какие философские вопросы ты задаешь, Рид. Увлекаешься занудством? - она приподняла одну бровь, - нет бы поинтересоваться в чем я сплю по ночам или какие у меня домашние тапки.
Они, кстати, с такими милыми фиолетовыми снеговичками.
- Не знаю, никогда не думала об этом. Возможно, хотела бы твою силу. Чтобы помогать Кайлу, иногда его мозг просто кипит от чужих мыслей.
Это Кэйси знала точно, периодами ей даже было больно находиться рядом с ним, понимая, что и ее мысли мешают ему, смешиваются с другими голосами. Она видела, как он переступал через себя, сдерживаясь, но у любой выдержки есть предел.
И Макс был полезен уже только тем, что давал ее брату передышку.
- У тебя есть ковбойские сапоги? Ей показалось, что Макс посмотрел на нее недоумевая, - что, даже в ролевых играх не пригодились?
Кэйси любила свой штат, а еще снабжала всех своей любимой обувью, и возможно, заставляла ее носить.

+2

10

Макс думал, что это должно было быть невинной игрой, которая явно не должна была перерасти в разряд тех, которыми развлекаются подростки на пьяных вечеринках. Она должна была позволить им узнать друг друга получше или что-то вроде того, но нет, Макс не сомневался, свое предназначение она пока выполняла. Правда, в каком-то очень странном русле.
Хотя, почему странном. Он бы наврал сам себе, если бы поклялся, что не ожидал, что игра может принять опасный оборот. Уж кому, а себе Макс врать не привык.
Да и вообще, если честно, ему это нравилось. Ходить по краю и держать кусок мяса над озером с аллигаторами и с восторгом ожидать того момента, когда те, наконец, взбесятся, и попробуют этот самый кусок отобрать.
Кайл был жутко похож на это самое озеро с аллигаторами. Не один, их там явно было много, а парочка наверняка скрывалась под водой. Максвелл иррационально хотел посмотреть глаза им всем, прежде чем быть сожранным с потрохами.
Он держит зрительный контакт, не разрывая его, будто разрыв будет означать проигрыш. Ну нет, чем бы это ни было, Максвелл не собирался проигрывать. Он удивленно хмыкает, как будто не ожидал такого ответа - ожидал, на самом деле, просто слишком сильно хотел подтвердить пару своих догадок, - и поджимает губы.
- Это вопрос? Пущу ли я тебя в свою голову? - Макс задумывает, отводит взгляд под потолок, раздумывая пару секунд, а после вновь смотрит на Кая, качая головой, - И что же ты хочешь там найти? Нет, подожди, это не вопрос, я же еще не ответил. Пущу ли я тебя... Такой шанс надо заслужить. Вопрос: как ты думаешь, сможешь?
Сможет, конечно, да хоть на тренировке, когда Рид должен будет контролировать себя и не накрывать блокирующим полем членов своего отряда. Другой вопрос в том - что он услышит? Кайл - телепат, он будет слышать только то, что Макс почувствует в тот самый момент. С Кейси было опаснее, у нее было гораздо больше возможностей покопаться у него в голове и принести всех его скелетов братцу на блюдечке.
Как быстро она сможет до всего докопаться?
Голова должна оставаться крепостью, а не проходным двором.
Макс полностью переключает свое внимание на Кэйси, внимательно слушая ее ответ. В конце концов, любая информация не была лишней. Кто владеет информацией, ну и дальше по тексту.
- А тебе есть с чем сравнивать? Я даже боюсь брать эти бульварные романчики в руки, миру не хватит столько мыла, чтобы отмыться от этих соплей, - он тихо смеется, - Наверняка незабываемые ощущения.
Он встречает ее серьезный, сосредоточенный взгляд своим, совершенно несерьезным, с веселыми искорками, вытягивает уголок губ в улыбке. Такое выражение лица обычно действовало на девушек, они вешались на него гроздьями, но то были подпольные клубы, а здесь - военная база и контингент соответствующий.
- Собираю варианты ответов. Интересно, как люди восприняли всю эту хрень с суперсилами. Хоть комиксы новые рисуй, а? Наверняка бы разошлись миллионным тиражом.
На ее вопрос он смотрит на нее сначала недоуменно, потом смеется, широко улыбаясь, и отрицательно качая головой.
- О, нет, в детстве мои родители возили меня за город, и там я даже пару раз катался на лошади, но однажды она сорвалась на галоп, я упал и только каким-то чудом не покалечился. Так что нет, ковбоем мне не быть. Хотя я никогда не катался на лошадях в ковбойских сапогах, думаешь, это поможет? И, ладно, ты меня заинтересовала: в чем же ты спишь?

+2

11

Кайл мягко огладил пальцами тыльную сторону ладони Кэй - той самой, которой она проходилась по его щеке пару минут назад, словно возвращая ласку. В их отношениях было много тактильности. Подчас, наблюдая за другими близкими родственниками, Кай отмечал скользящую в них неловкость. Матери будто стеснялись обнимать сыновей, урывая касания тихо, украдкой, отцы боялись лишний раз прикоснуться к дочерям, а братские объятия больше походили на приветствие борцов перед спаррингом. Тем приятнее было осознавать их собственную уникальность: им даже в голову не приходило стесняться или обращать внимание на то, что подумают окружающие.
Да, - думает Кай, - Было бы хорошо, если бы у Кэйси были такие способности как у Рида. А еще лучше было бы, если б вообще никаких способностей не было, ни у кого. Воевали бы по старинке, крошили бы друг друга из минометов, изредка добираясь до стрелкового боя на близкой дистанции, и еще реже - до рукопашной схватки. Воевали бы подальше от дома, возвращаясь только что бы отдохнуть и снять кого-то с минимальным риском получить ВИЧ, гепатит или какую экзотическую заразу. И голова бы не болела.
Кай трясет головой, прогоняя ненужные мысли (свои! Только свои! Аллилуйя!) и скалится снова, когда Кэй удостаивает Рида длинным оценивающим взглядом и спрашивает о ковбойских сапогах.

- Можешь считать это вопросом, да, - Хьюстон медленно прикрывает глаза вместо того чтобы кивнуть, и тут же в веселом удивлении распахивает их,  вздымает бровь, слыша про "заслужить". Фыркает в кулак. Косится на Кэй. Сис, ты видела, какая цаца? Заслужить! Х-ха!
- Что, - не скрывая насмешливой улыбки во взгляде, переспрашивает он, - Шанс попасть в твою голову надо заслужить? - смеется, качая головой и предоставляя Максвеллу только гадать о том, что скрывается за этим смехом, - И мой ответ, Макс. Трактуй как хочешь. Смогу ли заслужить? Не-а. Смогу ли влезть? О, да. Но ты не переживай. Тебе понравится, - с кривой улыбкой закончил он.
Кайл бросал вызов, фактически прямым текстом предлагал Риду сопротивляться -  себе, своему обаянию, напору, уверенности. Чем дольше и сложней игра, тем слаще победа, не так ли?

Еще с наводящего вопроса Кэй про сапоги, он нарисовал себе Рида при полном параде и решил, что тому был подошло: джинсы, клетчатая рубашка и белый "Стетсон", но фантазия разбивается о признание Максвелла в неумении удержать между ногами лошадь - и Кайл удрученно цокает языком.
- Мой вопрос, Макс, берег напоследок. Хочешь, научу тебя ездить верхом? - глядя на то, как Кайл щурится, усмехаясь в бороду, можно подумать, что каждый его вопрос - с подвохом и двойным смыслом. А, может, так оно на самом деле и есть.

+2

12

Кэйси мягко улыбнулась брату, до сих пор, спустя 28 лет они не надоели друг другу, хотели разговаривать, быть рядом, постоянно чувствовали необходимость знать, что лучший друг рядом. Именно поэтому они то и дело касались друг друга, как будто для успокоения.
Не в каждом браке существует такая идиллия и лишь единицы способны продержаться почти три десятка лет.
Она почти не сосредотачивалась на вопросах, который задавал Кайл, ну знаете, он хоть и был парнем хоть куда, с богатой фантазией, но нечто подобно она слышал уже много раз, могла даже заканчивать фразы.
Но услышав последний его вопрос, Кэй толкнула брата коленом под столом.
- Эй. И ее возмущение можно было понять, ведь в их тандеме именно Кэйси всегда занималась обучением, и неважно с чем это было связано. Она рассказывала, что всегда, всегда нужно опускать стульчак, учила садить тыкву и морковь, показывала как можно пить чай, не раздражая окружающих прихлебыванием. В общем, была мастером на все руки.
Возможно, ей надо было стать руководителем, из категории стервозных дамочек, которые всеми помыкают.
Серьезно посмотрев на брата, она вспомнила, что за праведным гневом забыла про их игру в вопросы, и вроде как, ее очередь отвечать.
- Конечно, я же девочка - выдала она. Но с большей уверенностью девочкой можно была назвать паренька, который жил на соседней ферме в ее детстве, и которому частенько доставалось от двойняшек Хьюстон, а тот лишь распускал нюни в ответ.
Кэй же служила в армии, потом ловила нехороших дяденек, теперь надирает задницы еще более нехорошим. Она вообще-то очень сурова, если так посмотреть, хотя и не помнит, когда брала в руки дамский роман или глянцевый журнал. С этим было плохо и в ее детстве, когда приходилось возиться на грядках или окопаться в стойле, убирая за лошадьми, тяжело было и сейчас, к тому же у нее было очень мало друзей-девушек. От них приходилось частенько избавляться, когда они слишком сильно проникались любовью к Кайлу, который всегда был рядом.
Кэйси довольно жизнерадостный человек, она умеет веселиться и ценит эти мгновения, но когда дело касалось всего, что происходило в мире из-за способностей, то у нее напрочь отшибало чувство юмора. Что иногда казалось странным, да, она любила свою семью, но не была так уж близка с ними, конечно, не беря во внимание Кая. И она сама не могла объяснить, почему ее так задела смерть сестры.
- Реальная жизнь не сюжет для комиксов – заметила она, не развивая тему дальше. Ведь стоило только оглядеться вокруг, посмотреть, чем они занимаются, одно существование Рокады говорило о многом.
- Жааль – протянула Кэй. – Зря ты так думаешь, мы ведь выросли на ферме и наша обязанность обратить как можно больше людей в нашу веру.
Она уже мысленно облачила его в клетчатую рубашку и представила, как преподносит новенькую пару сапог, с блестящим салатовым бантиком сбоку.
- Когда-нибудь увидишь – пообещала она так, что 70% опрашиваемых тут же побежали укладывать ее спать, ради хлеба и зрелищ.
Но Кэйси не лукавила, когда-то это могло случиться и варианты развития событий были разными. Рид мог бы не вовремя зайти подержать одолжить свечку, по-соседски, оказаться в спальне законным способом или Кэй собственноручно вложила бы в его голосу необходимые воспоминания. Проблема была только в том, что для этого ей нужно было разрешение, что очень мешало.
- А где ты вырос и как тебя занесло в этой Диснейленд со способностями? -  она обвела взглядом столовую.

+2

13

Максвелл одним своим видом выражает сосредоточие скептицизма, выгибает бровь, смотря на Кайла, словно на неразумного ребенка, ляпнувшего какую-то чушь. Так и было - чушь; не нашлось пока того человека, - мутанта, - который бы смог пробиться через его защиту. Что же, если Кайл хочет взять пальму первенства, то это его право, Макс с удовольствием посмотрит на его бесплодные попытки.
Понравится, конечно. Это будет интересно, но вот с понравится... Кажется, кто-то здесь сильно переоценивает себя, а Макс был спецом по сдергиванию людей с неба на землю. Пусть самоуверенностью Кайла можно было сшибать стены, Рид был уверен - тот выбрал себе цель не по зубам. Что же, время покажет, кто из них был прав.
Он оставляет при себе ехидные комментарии, только опасно прищуривается, окидывая Кайла цепким взглядом. Это могло бы быть интересно хотя бы тем, что могло разбавить душную атмосферу этого места и жизнь по расписанию. Такое, конечно, хорошо дисциплинировало, но Макса немного раздражало, когда один день был похож на другой как две капли воды. Кайл и его вызов могли бы скрасить время, проведенное в этом месте.
И в тот момент, когда Кайл задает свой вопрос, Рид благодарит всех, кого только вспоминает за то, что ему, пусть и с трудом, удается удержать лицо, потому что то, что он слышит, звучит совсем не так, как оно должно звучать на самом деле. Или это он слишком испорчен? Кэй возмущается, и черт его знает от чего - может, подозревает брата в испорченности, может, у нее какие-то свои причины. Может, Кайл не подразумевал ничего такого, а он успел уже себе накрутить всякое.
- Никогда не поздно научиться чему-то новому, так что, если вдруг тебе попадется лошадь, ты знаешь, где меня найти, - Рид позволяет себе адресовать тонкую улыбку Кайлу, стараясь не показывать того, что он мог понять этот вопрос как-то иначе и наверняка такой реакцией потешить самолюбие Кайла. Не-а, не дождется.
Макс хочет ответить Кэй, сказать, а что не сюжет, если не реальная жизнь, но замолкает, оставляя комментарий при себе. Он был достаточно эмпатичен, чтобы понять, что за этими словами наверняка кроется какая-то история. Или нет, кто же ее знал, но эту тему Макс не развивает, оставаясь при мысли о том, что надо всем в этом мире нужно иметь иронизировать, пусть и не всегда получалось. Но зато таким способом воспринимать всякую информацию становилось гораздо легче. Способности? Люди сжигают друг друга одним взглядом? Научиваются летать? Как много людей смирилось с мыслью, что теперь их организм способен на такие выкрутасы? Макс был уверен, что большинство людей были в панике, и теперь им было необходимо эту паническую волну остановить. Кто знает, на что они будут способны, не контролируя себя и свое тело, а ведь все могло бы быть гораздо проще.
- Я заинтригован, и как же проходит обряд посвящения? Нужно укротить дикую лошадь? Станцевать что-то в стиле кантри? Или удержаться на механическом быке?
Рид перечисляет безумные варианты, вряд ли соответствующие действительности, и сбивается, услышав про "когда-нибудь". Хмыкает под нос
- Я готов хоть прямо сегодня, - он довольно растягивает слова и щурится, словно сытый кот, - Сегодня и когда-нибудь - на мой взгляд, жутко похожие слова.
Он в задумчивости прикусывает губу, следя за взглядом Кэйси, смотрит на постепенно начавшую пустеть столовую. Конечно, никто не захочет проводить свой вечер в компании склизких макарон.
- Скажем так, у меня свои цели. Если бы не моя способность - я был бы не очень лицеприятной кучкой пепла, так что я легко отделался, - Макс теряет напускную веселость, в задумчивом жесте трет переносицу, - Но ведь не всем повезет, как мне, - он поднимает взгляд на Кэй, тепло, по-дружески ей улыбается короткой улыбкой. Он не любил вспоминать то время, тот день в особенности, когда голова разрывалась на части от того, что он впервые воспользовался измененными возможностями своего тела. Для Макса тогда все закончилось хорошо, но не для других.
- А вырос я в Сиэтле, ничего особенного. Там, между прочим, делают отличную копченую рыбу. И, раз ты сама заговорила о ролевых играх - неужели у тебя был опыт? Пока у меня есть возможность, я жутко хочу об этом узнать. И, Кайл, - раз напоследок, Макс хочет выбрать идеальный вопрос, самый идеальный из всех, которые распирают его, - Никак не могу решить, чтобы у тебя спросить. Могу я задать свой вопрос как-нибудь потом?
В конце концов, в эту игру можно было играть очень долго. Да и вообще, честность - залог крепкой команды.

+2

14

"Эй!", - под столом прилетает коленом по бедру. Не больно, но ощутимо.
Кайл довольно жмурится. Как узнали бы самые хорошенькие соседские девчонки, а потом и самые смазливые пацаны на базе, что младший Хьюстон ими интересуется, если бы не сурово сведенные брови его сестры? Кэй - это он заметил еще в старшей школе - на интуитивном уровне безошибочно определяла, когда Кайл флиртует просто так от нефиг делать и красоты момента для, а когда объект флирта через недельку-другую можно смело искать в его койке. С первыми заигрывать не возбранялось, Кай мог хоть прямым текстом обещать свадьбу и трех детишек (врал, конечно), а в случае появления второй категории... Прилетало вот, да. По любому другому поводу. Сама Кэйси этот парадокс объяснить, кажется, не могла.
На слова сестры о "я же девочка" Кайл только тихо хмыкнул. При всей своей кажущейся солдатской узколобости, он давно понял, что есть пол (это когда у тебя в штанах член, и ты думаешь, что поэтому ты пацан), а есть гендер (это когда за пацана еще ответить надо), и половые признаки не определяют ровным счётом ничего. Всякую же чушь про "настоящий мужчина должен" и "настоящая женщина обязана" Кай вертел на том самом первичном половом признаке, полагая, что люди вне зависимости от пола могут страдать какой угодно херней, и огребать за свои поступки без скидки на оный же, так что причин не бить женщин он не видел.
Впрочем, "я же девочка" было удобной отмазкой для Кэй и препятствовать сестре прикидываться безобидной блондинкой он не собирался: наблюдал уже пару раз как "я же девочка" выписывала очень неиллюзорных пиздюлей "я же мужикам". Нравится играть на гендерных стереотипах? Да пожалуйста.
"Супергерои" и вообще отношение к способностям как к дару были опасной темой для разговора с Кэй, и Кайл тут же положил теплую и тяжелую ладонь на плечо сестры, успокаивая, как будто бы та была не человеком, а волчицей со вздыбленной шерстью. Точно так же и она успокаивала его, когда он выходил из себя, правда, с ним это обычно случалось по другим причинам.
В чем-то она была спокойнее. В чем-то - он. Так и уравновешивали друг друга.
Но сейчас пронесло: Рид остался жив, цел, и, кажется, даже не понял, по какой тонкой грани сейчас прошел, а Кэй переключилась на любимую тему клетчатых рубашек, кантри и малых родин.
Максвелл обжег его серым взглядом, улыбнулся, и обошел тему с верховой ездой осторожно, даже не покраснев.
- Хорошо, - смеется Кайл, - Если я увижу лошадь, я знаю где тебя найти.
Но Шестерка, кажется, полностью переключается на Кэйси, едва ли не флиртуя с ней. Кая это не задевает. Так даже проще. Намного проще, если честно.
Пока Рид треплется, Кай ест, но когда речь заходит о прошлом мистера Адблока, не сдерживается:
- Он из Сиэтла, - отвечает Кай сестре, будто Максвелла здесь нет, - Средний класс, один ребенок в семье. Учился в Фриско, экономист или бухгалтер, что-то вроде. Погорел на махинациях или подставили, похер, вышел по УДО, ввязался в криминал по-крупному, "Прометей" его спецом искал и нашел. И вот он здесь, занимается большим делом и приносит пользу человечеству вместо того, чтобы барыжить стволами, - он наконец смотрит на Рида, и снисходительно поясняет очевидный факт, - Твой вербовщик громко думает. И ты его бесишь. Ты похож на парня, который увел его жену и собаку. Можешь задать свой вопрос когда угодно, Макс. Мы же команда, еб твою мать, - ласково улыбается Хьюстон.

+2


Вы здесь » UNDERDOG » БУДУЩЕЕ / ПРОШЛОЕ » А в обители зла макароны на ужин


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC