UNDERDOG

Объявление

ванкувер ○ март 2026 ○ сверхспособности

СЮЖЕТFAQCПИСОК СПОСОБНОСТЕЙЗАНЯТЫЕ ВНЕШНОСТИ
ИМЕНА И ФАМИЛИИПРОФЕССИИНУЖНЫЕШАБЛОН АНКЕТЫ
АКЦИЯ 1АКЦИЯ 2

эпизоды ○ nc-17

ОБЪЯВЛЕНИЯ АДМИНИСТРАЦИИ
Seymour HagenNickolas Greymark
Helen WilkersonCasey Houston

Всем любителям побегов из «Прометея» читать ПОСЛЕДНИЙ ПУНКТ
В F.A.Q. был добавлен пункт о ТЕХ.ПРОГРЕССЕ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » UNDERDOG » НАСТОЯЩЕЕ. ЛИЧНЫЕ КВЕСТЫ » Нормально же общались!


Нормально же общались!

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Нормально же общались!
http://33.media.tumblr.com/1e06752c2a78959fd15180ed8b66a487/tumblr_nvex8cNtwY1uq2u9po2_250.gif http://33.media.tumblr.com/tumblr_m7wuhhfYTo1qetd0no6_250.gif
http://picua.org/img/2016-03/01/pg4fr8jbouhm1smpkug7lvc10.gif http://picua.org/img/2016-03/01/4yxdugcy17xtz2xlf7bsqlofk.gif
Vincente Essex, Arthur Leary, Daniel Breier, Keith Neilson ○ вечер, 2 марта 2026 ○ база Сопротивления
• • •
Тот неловкий момент, когда встречаешься с бывшим, для которого инсценировал свою смерть, и который много лет в боксе.

Отредактировано Vincente Essex (2016-03-01 20:18:00)

+4

2

Винсент не то что бы был контролфриком, привыкшим всё контролировать, просто ему нужно было знать как минимум то, что происходит внутри его блока, потому что он должен был обеспечивать хорошую и правильную работу, дающую эффективность. Работа на результат вообще самое важное, в Сопротивлении всё же не было четких регламентов, стандартов и инструкций, не считая некоторых важных моментов, за которые ратовал лично он, Эссекс, потому не важно, как ты именно её выполняешь - не нарушая безопасность себя и других - лишь бы она была в итоге сделана.
Вот и Винс следил за тренерами как мог, как считал правильным и нужным, напоминая им о дрессировке и едва ли не заставляя жить в страхе. Хотя до такого не доходило последнее время - они редко виделись. Как выяснилось, минимальное количество встреч с щетинистым Винсом добавляло им очков благополучия и здоровья, но зато дисциплина в его блоке была на высшем уровне, такой разве что боевая группа могла похвастаться - они все проходили его обучение.
Остальных же - и медиков, и просто сопротивленцев, и не умеющих толком управлять и контролировать способности - тренировали другие. Надо быть откровенными, в свой штаб Винс отхватил лучших, либо сделал из них лучших, просто потому что был абсолютно ясный аргумент - если отправить их в боевую на смерть, то кто потом будет делать боевых и не только? В общем, за свою команду Эссекс мог постоять, считая, что никто не в праве им указывать, критиковать их, особенно, прилюдно, кроме него. Он готов был выслушать все претензии и потом самостоятельно поговорить, если требовалось.
Сегодня его обещали познакомить с новичком в своём блоке. То есть как новичком, он уже вроде бы был в Сопротивлении какое-то время, как Эссексу удалось узнать - а он без мыла в жопу ради информации влезет, таки шпион же, - даже поставлял оружие, хоть эта деталь считалась секретной не для всех ушей, потому что мало ли, как другие члены сопротивления отнесутся к тому, что у них здесь криминал и преступность, некоторые же верят, что Сопротивление не террористическая организация, а кучка за светлое будущее мирными методами. И несмотря на это, у Эссекса были ещё личные дела, он входил в группу первых среди равных, с лидером их шайки-лейки у него имелись личные и не очень дела, которые распространялись на группу. Их тоже надо было выполнять, благо, притащить полиграф в штаб-квартиру его больше не рисковали просить, потому что в прошлый раз они с Брейром притащили вместо этого ребёнка. И это не считая двух фейловых попыток до этого.
Но день икс таки настал, и утром его отловила Крис, отведя к Киту, а тот в свою очередь должен был отвести к Брейру, который уже общался с этим загадочным новичком и оружейным дилером по совместительству, видимо, получал инструкции или просто знакомился. Хрен знает, но Дану Эссекс этот вопрос доверял - таки речь о его боевой группе.
- Ладно, Кит, я почти доволен тем, что вы делаете, - рассуждал на ходу Эссекс, затягивая ремень на своих армейских штанах, - вы стали подходить к вопросам... с умом! Как будто Дарвин был прав, и человек действительно пошел по пути эволюции в пользу развития мозговой активности, помогающей решать трудные вопросы с меньшей затратой энергии, благодаря увеличению интелле...
Кит посмотрел на него как-то странно, и Эссексу в его взгляде почудилось нечто в духе: "А я большой и сильный, и если ты не заткнешься, то я на тебя сяду". Потому Винс от греха подальше переключился.
- Я думаю, что дело в том, что кое-кто умер. Но так как о мертвых либо хорошо, либо никак, то я не буду указывать, о ком речь, - разумеется, Кит прекрасно понял, что говорит он о безвременно почившем не так давно лидере Тамадашей, координатором которых и был Дан Брайер, который сейчас общался с новым тренером Эссекса.
С Китом они вообще неплохо так общались, да что там, очень хорошо, почти в братья записались, потому что выяснилось, что только с ним можно распить бутылку так, чтоб никаких последствий после. А там и до дружбы недалеко оказалось.
Винсент вошел в помещение, ощущая какой-то знакомый запах. Ему он всегда казался чем-то арабским, но в этот раз слегка приглушенный, Эссекс даже принюхался, хмуря брови.
В комнате было не так светло, как могло быть, но тут под землей вообще почти везде были сумерки. Судя по изначальной обстановке, тут была лаборатория, но технику забрали, так что теперь комната использовалась для заседаний и переговоров. Иногда просто неформальных.
Первым Винс увидел Дана и кивнул ему приветственно - он предпочитал при новичках никогда не демонстрировать, с кем и в каких отношениях находится, сохраняя со всеми одинаковый рабочий тон.
Дальше следовало приветствие, но тут второй человек с черной макушкой обернулся к нему, и их взгляды встретились как в плохом кино. Брови на обычно непробиваемом лице Винса поползли вверх, и на секунду он почувствовал себя Брейром, предсказывающим будущее, и в дальнейшей временной линии он с абсолютной вероятности огребал.
- Блядь, - емко, со вкусом сказал Эссекс.
Потому что в один момент все теоретические представления Винса о том, что может стать ещё хуже, превратились в реальности.
Артур поднялся, Винс кашлянул, но не шелохнулся, впадая в легкое оцепенение. Он никогда не думал о том, что делать в такой ситуации: он был убежден, что такого точно не случится.

+3

3

Если бы Артура спросили, как он умудрился вляпаться не только и не столько в политические игрища, сколько в самую настоящую войну, он бы беззаботно пожал плечами и ответил, что просто переживает за свою шкуру. Ситуация складывалась так, что вне зависимости от желания придется сделать выбор, какую сторону поддерживать, хотя Артур предпочел бы остаться в гордом одиночестве где-то за пределами досягаемости всех сторон конфликта. Ему вообще проблем хватало и в бизнесе, который пришлось поднимать потом, кровью, по большей части чужой, и, главное, крупными финансовыми влияниями. Брат едва не загубил некогда прибыльный бизнес, а потому Артур постарался, чтобы вернуть всё хотя бы на круги своя. Тогда это был единственный способ отрешиться от личных проблем.
Потом грянул гром, заставившись Артура перекреститься и начать искать пути решения сложившихся проблем. Правда была такова, что он быстро понял: отсидеться не получится, даже если очень сильно хочется. Неизвестно, когда бы за ним пришли, а что пришли, так это даже не обсуждалось. А быть добычей Лири как-то не привык.
Именно последний факт и привел его в нестройные ряды сопротивления, сотрудничество с которым казалось чуть более приятным, чем остальные перспективы. Другое дело, что Лири, пожалуй, не смог бы четко объяснить, что именно сподвигло его к сотрудничеству более тесному, чем он предполагал с самого начала. Уж точно не альтруизм. Скорее уж предчувствие того, что это нечто неотвратимое и вопрос, когда же придется делать следующий шаг, не стоит, потому что время пришло.
Все то время, что он находился в стенах укрытия, Артур, в основном, больше слушал, запоминал и строил планы, чем говорил. Вот и сейчас он сложил руки на столе, переплетя пальцы, и лишь кивал в знак согласия, когда это требовалось. Пока его обязанности казались довольно смутными, но вполне выполнимыми, но Артур надеялся, что появление третьего действующего лица и его объяснения смогут более четче обрисовать сложившуюся ситуацию.
Артур сидел спиной ко входу, что заставляло его несколько нервничать, но скорее ввиду привычки, а не потому, что он считал, что ему действительно угрожает опасность, а потому, когда за спиной послышались шаги, как минимум, двоих, а его собеседник ответил на приветствие, пришлось обернутся.
Перспектива отправиться в тесные объятия людей Прометея теперь показалась не такой уж безрадостной, потому что, если в сопротивлении воскрешают мертвецов, то Артур меньше всего хотел вести с ними дела. Проблема была в том, что вряд ли мертвец выглядел бы так хорошо, особенно мертвец полуторагодичной давности.
Винсент почти не изменился и это странно задевало, будто бы и не было всего этого времени, когда Артур считал его мертвым. А ведь он действительно считал, даже импровизированную могилу устроил. Вдовец, мать его так. Носом рыл землю, чтобы выяснить, что случилось, самолично свернул шею тем, кто, как он думал, был виновником трагедии, а потом еще искал и искал. И вот как все обернулось. В голове паззл наконец сложился, но картинка решительно не нравилась Лири, потому что он выглядел на ней полнейшим дураком. Зато все логично.
Артур ударил спустя две секунды после короткого, но очень емкого и отражающего всю сложившуюся ситуацию "блядь". Ударил молча, ведь нет смысла повторяться, а сказать, кроме того самого слова, было и нечего, в полную силу, метя в скулу, повинуясь не совсем хорошему, но вполне естественному желанию сделать конкретному человеку больно. Следующий удар должен был прийтись в солнечное сплетение. И никакой жалости. Как на тренировках.

+2

4

Все, кто приходили в Сопротивление в последнее время, не впечатляли Дана. Они до него, большей частью, не доходили. Ситуация в боевой группе стабилизировалась, потери стали минимальными, поэтому приток свежей крови стал не таким обширным и востребованным. Те, кто появлялся в базе, в большинстве своем представляли угнетенное меньшинство – дети, испуганные девушки, пытающиеся контролировать свою новоприобретенную способность, бесполезные настолько, насколько можно быть бесполезным, когда вокруг если не война, то чрезвычайное положение точно. Дан не сомневался, что они чему-то научатся, быть сильнее и приносить пользу, но также и знал, что не из всех выйдет толк. Поэтому, когда в систему вливался кто-то, имеющий полезные навыки, он сразу же становился интересен всем.
Этого Лири Дан, если честно, забрал бы себе, все-таки «боевые» офицеры с обширным опытом никому бы не помешали. Но Винсент сообщил ему, что «новичок» уходит под его юрисдикцию, и Брайеру ничего не оставалось, кроме как согласиться. В этой ситуации он не мог не признать, что в тренерском составе новичок может принести больше пользы. Ему и его парням в первую очередь.
Они разговаривали в переговорной (которая, в принципе, могла использоваться для разнообразных нужд, потому как была почти пуста и в кратчайшие сроки трансформировалась во что-то другое), Дан осторожно пытался выяснить – а чего им, собственно, ждать? Он услышал про бокс (говорил Лири весьма неохотно, больше кивал и слушал, а Брайеру, в общем, мало что имелось сказать; в общем, все ждали Эссекса) и про стрельбу. Со стрельбой вопрос стоял ребром: оружия на базе было не так уж много, с ним, конечно, тренировались, но больший упор все-таки приходился на контроль способности. И только те, чья способность не приносила большого урона (что уж греха таить, вот сам Дан, к примеру), были вынуждены тренироваться как обычные бойцы.
Оружие можно было украсть; больше, больше оружия террористам. Но те спецхраны, которых в Ванкувере было не так уж много (а единственный на всю базу мальчик-телепортер пока что не брал большие расстояния до других городов), охранялись так, что были практически неуязвимы. А подставлять в общем-то беззащитную группу снабжения (в зависимости от важности ситуации к ним могли присоединиться тамадаши или кто-то из прямого подчинения Лидеру, но не каждый раз) под удар «повелителей разума», не к ночи будь помянуты, никому не хотелось.
На часах лениво менялись цифры, паузы все затягивались. Дан отвлекся, нахмурился, когда перед глазами замелькали изображения, к которым он уже привык.
- Минуточку, - буркнул он, отворачиваясь от собеседника и закрывая глаза.
Последние несколько дней видения из тех, которые сам Дан не вызывал, появлялись довольно часто. От каких-то Брайер отмахивался, когда не было времени – сейчас, конечно, тоже это было не очень к месту, но все лучше, чем просто сидеть и смотреть в стол.
Первым, что он увидел, был замерший перед ударом кулак. Замерший – не потому что удар не случился, а потому что не нужно быть гадалкой или предвидеть будущее, чтобы понять, что он будет. И будет он невероятной силы. То есть, удар не случайный. Замелькали картинки драки, все очень быстро, мощно, он увидел лицо Кита, свое лицо, но никто не был и не должен был быть убит. Значит, это будет неприятно, но не смертельно.
Не собираясь ничего просчитывать, Дан отмахнулся от видения и повернулся к двери. Винсент уже пришел, за его плечом маячил пока что не заходивший в комнату Нилсен. Брайер кивнул в ответ на приветствие, открыл было рот, чтобы представить собеседника, но тот в представлении не нуждался. С лица Эссекса можно было писать картины, снимать фильмы (с музыкой типа трам-пам-пам) и писать романы о внезапных встречах. Что отражало лицо Лири – он не знал, не видел, потому что тот отвернулся, поднялся на ноги и шагнул к двери.
Помимо общего физического воспитания Винсент занимался развитием и его, Дана, способности. Подвижки были, и сейчас Дан отчетливо это видел. Занесенная для удара рука была точно такой, как ее видел Брайер чуть раньше. Только спина, занесенная рука и темная фигура позади. Так вот, о Винсе и его тренировке – Дан отлично знал, что, сделав два шага, мог бы перехватить занесенную руку, предотвратить этот удар. Но не стал ничего делать, только поднялся из-за стола, ногой задвигая стоящий на пути к эпицентру конфликта стул.

+2

5

Он пытался.
Винсент пытался сделать так, чтоб в его жизни всё было нормально. Винсент редко заботился о ком-то ещё кроме себя, и единственный человек, которому он в действительности пожелал добра и отсутствия проблем - а проблемы были главными спутниками Эссекса, ходили с ним за ручку и ловко перекидывались на всех, кто оказывался рядом, - был тот, с кем он даже решил связать себя узами брака. И пусть он не был изначально честен, не раскрывал о себе и своем прошлом правды, а то и вовсе врал о том, кем является, но в целом вряд ли Эссекса можно было упрекнуть в том, что он плохой муж.
Да, у него были четкие представления о том, как именно должна выглядеть идеальная семейная пара двух уже не молодых, независимых и амбициозных мужчин, и кому-то нужно было вроде бы уступить ведущие позиции, и Винс решил, что этот кто-то будет он. Впрочем, своего добиваться он умел очень хорошо, и зачастую всё, что хотелось, было получено путем: "Дорогой, я бы так хотел, чтоб мы..." По идее, в паре должны были решать всё двое, но полгода - маленький срок, чтоб Винсент успел перестроиться и привыкнуть совещаться с кем-то другим, пусть уже и не чужим, человеком. Потому в критичный момент, когда нужно было либо принять решение, либо чего-то подождать, привыкший действовать Винс решил за них двоих о том, как будет лучше.
И не то что бы это был эгоистичный порыв, нет, его действия были продиктованы лучшими побуждениями - он бы не хотел, чтоб у Артура случились проблемы из-за него, не хотел бы, чтоб на них снова напали, и тот пострадал, да и вообще не хотел ему жизнь портить, понимая, что с его враньем и прошлым образом жизни рано или поздно что-то да случилось, и с самого начала он не должен был идти на поводу у своих желаний, ведь когда-то давно ему сказали, что бывших агентов не бывает, и рассчитывать когда-либо на тихую семейную жизнь он не сможет.
Так что теперь он не закрылся от удара, понимая, что в некотором роде всё это заслужил сам. Артур был профессионалом, у него был очень тяжелый удар, и Винс никогда раньше не чувствовал, как он бьет, когда действительно хочет сделать больно - раньше он отлынивал от тренировок по боевым искусством, не мог же простой журналист показать, что в общем-то очень хорош в рукопашной.
Удар под дых тоже был довольно резким, Эссекс согнулся, хоть и знал, что лучше бы наоборот выгнуться назад, но тогда он слишком откроется.
Он только видел, как Дан мелькнул сбоку и видимо решал, когда их стоит начать разнимать. "Спасибо, друг, никогда в тебе не сомневался", - они с Даном хоть и дружили, но вряд ли тот не хотел съездить Эссексу по роже. Хотел, много раз, тут в Сопротивлении процентов девяносто желала сделать то, что делал Артур, и, наверняка, Артуру же про него что-то такое успели рассказать, там явно фигурировали не самые приятные эпитеты. В лучшем случае его могли описать как ответственного человека с суровым характером и строгой дисциплиной.
А Артура описывали как давнего торговца оружием, профессионала, но подпольщика, как выходило по описанию - об этом опытный Винс догадался. Неужто за полтора года всё так изменилось? В общем-то, у Эссекса был больший резон верить Артуру, но он почувствовал привкус этого самого слова - наёб. Где-то он тут был и вместе с несколькими о резкими, но довольно унизительными ударами и болью придали сил наконец-то среагировать и наотмашь ударить в ответ. Полторы секунды на то, чтоб перетечь в стойку и выставить блок на летящий хук у него появилось, и он сразу решил перейти в клинч.
Они снесли стул, потом Дана, потом Кита, и это вряд ли был предел возможностей.
- Какой ещё в жопу оружейный барон? - прохрипел Винс, пытаясь справиться с крепкой хваткой на себе, - отпусти меня уже!
Он предчувствовал, что ещё чуть-чуть,и Артур познакомит его лицом со стеной или полом.

+1


Вы здесь » UNDERDOG » НАСТОЯЩЕЕ. ЛИЧНЫЕ КВЕСТЫ » Нормально же общались!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC